Краснодарский краевой суд утвердил приговор по делу Ольги Швецовой, жительницы кубанского посёлка Северный в Курганинском районе. Её приговорили к 7 годам колонии общего режима за, якобы, убийство своей пожилой соседки.

Об этом сообщил корреспондент Свободных Медиа из зала судебного заседания. Вина Швецовой в основном доказывалась признательными показаниями самой подозреваемой.

В апреле 2018 года Швецову вместе с её мужем, Валерием Малаховым, вывезли в гулькевичский отдел полиции, где сотрудники намеренно курили в кабинете, из-за чего женщина задыхалась, так как болеет астмой, били ее по голове толстой книгой, били руками по телу, выкручивали руки, скованные наручниками, а также угрожали, что у ее сына «найдут наркотики».

Мужа в этот момент обливали кипятком, заставляя дать признательные показания: «Мне говорили, чтобы я написал чистосердечное признание, и что если я признаюсь, то получу шесть лет, а если не признаюсь – то пятнадцать. После того как я отказался, кто-то из сотрудников подошел ко мне со спины и начал поливать голову кипятком: лил на макушку, вода стекала на затылок. Мне было очень больно, а сотрудники приговаривали: «Мы с тебя сейчас скальп снимем, будешь у нас как фантомас»», — рассказывал Малахов. Обо всём этом узнали в Комитете против пыток.

Спустя день после задержания супругов отпустили, однако уже 19 апреля Швецову вновь доставили в местный отдел полиции, где у неё снова пытались добиться «явки с повинной»: «Оперативный сотрудник схватил пустую большую бутыль из-под кулера и начал меня бить ею по голове, плечам, по спине. Было три-четыре удара, я стала закрываться, на что полицейский сказал мне, что если буду уворачиваться, то он наденет на меня наручники», — рассказывала Ольга Швецова.

После этого женщину заключили в изолятор временного содержания. Во время заключения к ней вновь наведывались сотрудники, которые угрожали, что в случае отказа от дачи признательных показаний в совершении убийства, привлекут к уголовной ответственности её сына. Не выдержав давления, Швецова согласилась дать «явку с повинной» под диктовку. Спустя несколько дней она сообщила своему адвокату о давлении и отказалась от признательных показаний.

В деле также присутствуют показания свидетелей, которые фактически сформировали Швецовой алиби, утверждает адвокат женщины Заур Закусилов. Мать Швецовой была близким другом погибшей вплоть до смерти. Сама Швецова после смерти матери поддерживала с погибшей добрые отношения.

«Я не совершала этого преступления. У меня не было ни мотивов, ни поводов, чтобы убивать [погибшую] Козлихину. Я всячески о ней заботилась и помогала ей. И причин, чтобы её убивать, у меня не было. Я прошу отменить приговор, прошу вернуть дело на дорасследование», — говорила Швецова в своём последнем слове.

Такой же позиции придерживается сторона защиты. Адвокат Швецовой считает, что дело необходимо расследовать, поскольку предполагаемые убийцы пожилой женщины до сих пор на свободе. Вероятнее всего, они хотели завладеть отложенными «гробовыми» деньгами погибшей, однако следствие не рассматривало эту версию.

О ситуации с пытками в Гулькевичах и на Кубани Свободные Медиа подробно говорили с юристом «Комитета против пыток» Сергеем Романовым.

  • 5
  • 5
  •  
  • 11
  •  
  •