Житель станицы Старощербиновской Максим Соколов, которого ранее вместе с адвокатом выгнали с судебного заседания и которого приговорили к принудительному психиатрическому лечению, обратился за помощью к уполномоченному по правам человека в РФ Москальковой Татьяне Николаевне и президенту России Владимиру Путину.

Соколова судили за клевету на следователя отдела СК по Ейску Юрия Овечко и оскорбление полицейского Сергея Скворцова (статьи 128.1 и 319 УК РФ) после того, как активист написал жалобы в правоохранительные органы на Овечкина и вызвал полицию из-за подозрительных сотрудников «Ростелекома». Свободные Медиа рассказывали подробности этого дела.

В письмах чиновникам мужчина рассказывает о множественных нарушениях со стороны правоохранительных органов и суда. Например, во время обыска по делу о клевете, у активиста изъяли и до сих пор не вернули принтер, сканер и другую технику, которая не имела отношения к делу.

Также кубанец пишет о многочисленных нарушениях во время психиатрической экспертизы, о чем ранее рассказывал адвокат Соколова, член международной защитной группы «Агора» Виктор Зубенко. Адвокат заявлял, что в ходе подготовки к делу защита получила заключение профессора, доктора медицинских наук, заведующего кафедрой медицинской и общей психологии Казанского госуниверситета Владимира Менделевича о несостоятельности и ненаучности выводов краснодарских экспертов, которые констатировали у Соколова хроническое психическое заболевание.

Сам Соколов утверждает, что в заключении говорится о настоящем заболевании мужчины — пароксизмальной суправентрикулярной тахикардии неуточненной, болезни сердца, однако в тексте экспертизы нет мнения экспертов по кардиологии и аритмологии. Соколов говорит, что такое заболевание не совместимо с приемом психотропных препаратов и может навредить его здоровью, вплоть до летального исхода.

Также кубанец рассказывает, что из-за своего заболевания проходил множество психиатрических проверок, в том числе и в военкомате. И ни одна из них не выявила у него наличия каких-либо проблем. Однако в тексте экспертизы утверждается, что мужчина имеет хроническую болезнь. Соколов признает, что однажды ему ставили тревожное расстройство после своего первого сердечного приступа. Однако, по словам мужчины, он избавился от временного заболевания и позже при осмотре у психиатра выявлено оно не было.

Кроме того, Соколов опасается, что из-за принудительного помещение в психиатрическую больницу он не сможет ознакамливаться с материалами дела и защищать себя в апелляционной инстанции.

  •  
  •  
  • 4
  • 2
  •  
  •